29/11
четверг
18+
Жан-Батист Мольер
Дон Жуан
комедия в двух действиях
Перевод В.А.Федорова   

Премьера - 24 декабря 2015 года

   Комедия великого французского драматурга Жана-Батиста Мольера "Дон Жуан" по сей день остается одной из самых популярных пьес мирового репертуара, заставляя вновь и вновь разгадывать тайну незаурядной личности, бросившей дерзкий вызов общественной морали. Кто он? Азартный игрок? Авантюрист? Искушенный в страсти обольститель? Философ? Циник, глумящийся над всем и вся: законом, религией, добродетелью, моралью, жизнью, смертью?.. Этот вопрос не одно столетие волнует художников, музыкантов, поэтов, драматургов, актеров, режиссеров, вдохновенно сочиняющих собственные вариации мифа о Дон Жуане.
    Условность пространства и открытая театральность приемов спектакля Григория Дитятковского выводят историю за границы времени, за рамки быта, погружая зрителя в игру-спор Дон Жуана и его слуги Сганареля и провоцируя на размышления о том, что есть ханжество и лицемерие, а что - истина и нравственность.

  
  В спектакле звучит музыка Жана Рамо, Марэна Марэ, сицилийские народные мелодии

    

Билеты на спектакль

29/11 Купить билеты

22/12 Купить билеты

02/01 Купить билеты

Режиссер-постановщик
Григорий Дитятковский (г.Санкт-Петербург)

Художник-постановщик
Александр Патраков
заслуженный деятель искусств России, народный художник Татарстана, лауреат Гос.премии РТ им.Г.Тукая

Художник по костюмам
Ирина Цветкова (г.Санкт-Петербург)

Художник по свету
Евгений Ганзбург
Заслуженный работник культуры России (г.Санкт-Петербург)

Хореограф
Сергей Сентябов
Заслуженный работник культуры России и Татарстана

Действующие лица и исполнители

Дон Жуан
Илья Славутский
Народный артист Татарстана

Сганарель, слуга Дон Жуана
Марат Голубев
Заслуженный артист Татарстана

Эльвира
Эльза Фардеева
Заслуженная артистка Татарстана

Братья Эльвиры
Дон Карлос
Франциск, бродячий монах
Крестьянки
Пьеро, крестьянин
г-н Диманш, торговец

Фотогалерея

Пресса

     У Дитятковского есть одно важное качество – чувство поэзии в театре. Его казанский «Дон Жуан» напоминает хорошо отделанное стихотворение поздних символистов, где метафоры прозрачны и певучи. Сценография, выполненная в холодных тонах (сценограф Александр Патраков), – квинтэссенция хорошего вкуса. От огромной луны, черных колонн до воздушных люстр – все стильно, респектабельно и лишено эклектики. Игра света и тени, лунные блики, морской туман – художник по свету Евгений Ганзбург создал атмосферу некой таинственности.
     Мольер писал не только и не столько комедии. И «Дон Жуан» в постановке Григория Дитятковского при всей его поэзии, под его декадентской луной и черными зловещими колоннами,   все-таки  отчасти и сатира, то «зеркало», глядя в которое можно узнать и себя, и многих людей из своего окружения.
Татьяна Мамаева, "Реальное время",
2015 г.
Дитятковский прекрасно чувствует сцену и ее аудиальные и визуальные возможности. Несмотря на первый взгляд кажущуюся простоту декорации, неяркость, однотонность костюмов, спектакль наполнен интересными решениями. Игра светотеней, звуки шуршавших и шлепающих шагов, эффект замедленного действия, который придает сценам еще большую комичность, - все эти приемы стали яркими украшениями «Дон Жуана».
Анна Главатских, "События",
2015 г.
        Театр теней, комедия дель арте, театр живых скульптур и язык пантомимы, элементы символистского театра, водевиль – всё вмещается в выбранную режиссёром форму, превращая спектакль в квинтэссенцию самого театра.
        Игровая театральная стихия складывается из остроумных перепалок господина и слуги, реплик и забавных гримас Дона-Жуана апарт, вставных номеров с дракой в замедленном кино-формате, перестановки декораций на глазах у зрителя, лепки статуи, невероятной игры света и тени.
        В театре Качалова «Дон Жуан» стал поводом поговорить о самом театре, о его возможностях, забытых и новых, о театральности, как части жизни, в которую могут быть обёрнуты любые сложные вопросы.
Татьяна Шахматова, "МК Поволжье",
2015 г.
       Дон Жуан впервые появляется перед зрителем азартно жующим яблоко — символ соблазна. Он поглощает его быстро и без остатка. Так же стремительно, без тени сомнения он будет пускаться в новые приключения. Богохульствовать без особого азарта и без страха бросаться в бой. Совершенно серьезно и уверенно идет Дон Жуан и на зов статуи командора, словно душа его не только не трепещет, но, наконец, нашла успокоенье. Ловелас, ищущий в женщине тайну и готовый для воплощения своей мечты разругаться с небом, не мог долго довольствоваться тем, что многие сердца открывались с помощью простейшей отмычки.
Ирина Ульянова, "Петербургский театральный журнал",
2015 г.
      В центре внимания  режиссера - игра. "Дон Жуан" Дитятковского – это спектакль, в котором "играет" все, каждая делать, каждый блик, каждый звук. Содержание переливается в причудливые гротескные формы, в которых есть место и буффонаде, и готическим элементам, и спецэффектам с голливудским размахом, и патетичным отвлеченным монологам, напоминающим лирические арии.  Вся привлекательность Дон Жуана в исполнении Славутского в том, что, несмотря на свое распутство и пренебрежение традиционными жизненными укладами, он абсолютно искренне увлечен своей игрой.
Валерия Манжелиевская, "TATCENTER.RU",
2015 г.
        Многомерный спектакль, не навязывающий готовых оценок, а  дающий богатую пищу для размышлений, приобщающий к магии театрального искусства.
Стильные, изысканные декорации, эффектные, тщательно продуманные костюмы… Их очевидная театральность, способность к трансформации дают простор для смелых режиссерских решений и актерских импровизаций.
         Театр отказался от фальши бытового правдоподобия, утверждая на сцене торжество театральной условности. Смена места действия, переодевания, процесс создания статуи — все происходит на глазах у зрителя. Даже озвучивание в микрофон шагов героя — плеск воды, хруст сухих веток,  — откровенно делается на публику. Между сценой и  залом возникает особый доверительный контакт, общее игровое поле, которое делает допустимым и заигрывания Дон Жуана со зрительницами, и такой нарочито театральный  прием как «замедленный показ» сцен драки.
Айгуль Габаши, "Идель",
2016 г.
     Дон Жуан у Дитятковского чертовски обаятелен, игнорирует правила, он идеальный манипулятор, гений,  каждого видит насквозь и всегда добивается своего. Он не боится ни бога, ни чёрта, потому что не верит в них. Его не пугает и ожившая статуя Командора, которая в мраморных тисках тащит его в преисподнюю. Наверняка он и оттуда найдёт выход. По крайней мере, Дон Жуан проваливается под землю с невозмутимым спокойствием.  Внезапно тот, чьё имя давно стало синонимом слова «развратник»,  предстаёт героем нашего времени. Сейчас не в моде лермонтовские Печорины, которые с пубертатным пылом обличают пороки общества. В тренде парни настолько крутые, что могут обернуть общепринятую мораль против тех, кто её придумал.
Ольга Гоголадзе, "KazanFirst",
2015 г.
Художественный руководитель театра народный артист России и Республики Татарстан Александр Славутский